Под знаком кванта леонид пономарев читать

Леонид Иванович Пономарев, Под знаком кванта – скачать pdf на ЛитРес, t4

под знаком кванта леонид пономарев читать

У нас общие друзья, знакомые и коллеги. При первой нашей встречи Леонид подарил мне свою книгу "Под знаком кванта". Довольно. (17,3$) Купить и читать книгу Купить бумажную версию Электронная книги " Под знаком кванта" (автор Пономарев Леонид Иванович). Леонид Пономарев - Под знаком кванта обложка книги 18 %. Поделитесь с Редакция рекомендует: что читать вместе с книгой «Под знаком кванта».

Под знаком кванта

Понятно, что там и математика. Туда я и поступил. У меня медаль. Собеседование вел Николай Черноплеков. Группа в вузе была уникальная. В ней учился Легасов, Мясоедов, будущие знаменитые академики, а также некоторые блестящие инженеры — будущие руководители предприятий атомной промышленности… Однако на третьем курсе я решил изменить своему вузу.

Произошло это по многим причинам, и не малую роль сыграла лекция Дирака, которую он прочитал в Политехническом музее. Знаменитый физик выступал блестяще!

Леонид Пономарев: «Прийти в состояние, равное самому себе» - ПОЛИТ.РУ

Потом я пошел на лекции академика Смородинского, других наших ученых… Летом я был в геологической партии на Кольском полуострове — подрабатывал… Пошел пешком на станцию.

Это километров… За три дня дошел. Ночевал в старых лагерях, воочию увидел это страшное прошлое… Поступил на физфак МГУ. Но все-таки я добился. После МГУ попал в Дубну в теоретический отдел. Это было в м году. Двадцать лет отработал.

Ну, а потом уже Курчатовский институт. Что у вас там происходит? Всегда смеются над выражением "Башня из слоновой кости", но оно подходит для Академии. Она всегда была организацией, где не управляют мыслями.

Здесь люди всегда напряженно работали, но не по приказу. В основном активность была не навязана, она шла изнутри.

под знаком кванта леонид пономарев читать

Да, были случаи, когда Академия выполняла специальные задания, но это скорее исключения, чем правило. А сейчас изменили "парадигму" используем это модное словомол, все должно определяться указаниями "сверху". Но делалось это по-умному. Их всегда назначали, но власть всегда выбирала такого кандидата, за которого не могли не проголосовать… К сожалению, у Академии нет средств.

Я предлагаю программу, реальный проект. Состоялось обсуждение в трех отделениях Академии. Были написаны письма наверх — в Администрацию, в Правительство, в ведомства — весьма уважаемыми людьми, в том числе и Президентом Академии, а оттуда ни слуху, ни духу. Академик Никита Моисеев однажды написал: Поэтому когда возникали сложные вопросы, она обращалась к. А нынешняя власть считает, что она само все знает, и мы оказались не нужны". Это ощущение Моисеев описал. Это еще Петр Первый определил… — Не только.

Со школы все начинается. Я читаю лекции в МИФИ. На любой вопрос гуманитарного характера студенты ответить не могут. Не знают, их плохо учили в школе.

Метка: Леонид Пономарев

И дело не в том, что школьники читают плохие книги, если вообще читают. Есть базовые знания, которые объединяют нацию. В школьных программах набор книг, которые мы все читали, был не случаен. Он формировал образ мышления. Когда отменили сочинения, заменили все на ЕГЭ, то это был осмысленный удар по интеллекту нации. Культурный и гуманитарный уровень школьников упал катастрофически. Автоматически это сказывается и в вузах. Но они ориентированы на получение такого образования, а потому равняться на них.

Но и там происходят негативные изменения. Открыли, к примеру, экономический факультет. Это специально, чтобы в банки пришли талантливые специалисты. Но не такие кадры предназначены готовить эти вузы!

Впрочем, уже на третьем курсе ребята начинают присматривать себе места за границей, куда собираются уезжать после получения диплома. Так что и в высшем образовании много уже непоправимых бед. А в конце концов это все приведет к тому, что у нас перестанут появляться новые идеи, так как нет заинтересованности у власти в появлении новых знаний.

Однажды разговариваю с чиновником высокого ранга. Говорю ему, что нужны средства, чтобы реализовать некоторые идеи, которые рождены нашей группой. Он мне вдруг говорит, что он не наркобарон, и денег на науку у него. Мне пришлось пояснить ему, что наркобарон не уничтожает плантации, с которых он получает свои наркотики… — Неплохое сравнение! Колесо изобрели задолго до всякой науки. Точно также паровая машина и громоотвод — это еще не наука, хотя важность этих изобретений вне всяких сомнений.

Предметом науки они станут только после Сади Карно и Уильяма Томсона, Фарадея и Максвелла, которые заложили основы термодинамики и создали учение об электричестве. Отличительный признак любого крупного научного открытия — появление новых понятий.

Основные формулы теории относительности были написаны Лоренцом до Эйнштейна и Пуанкаре. Но они ввели понятие "относительность", которое позволило естественно объяснить парадоксальные следствия этих формул. Коротко суть научного метода можно суммировать следующим образом: Отсюда сразу следует, что наука изучает не вообще всякие явления, а только те из них, которые повторяются.

под знаком кванта леонид пономарев читать

Ее главная задача — отыскать законы, согласно которым эти явления протекают". В чем его суть? Все прекрасно понимают, что будущее энергетики связано с реакторами. Плюс к этому эффективное использование топлива, а это возможно лишь при так называемом замкнутом цикле, когда нет радиоактивных отходов. В общем, одна проблема накладывается на другую, и каждая из них достаточно сложная.

В жидкосолевом реакторе ряд проблем упрощается, а некоторые исчезают полностью. В нем, к примеру, не надо изготовлять и использовать твэлы — топливосодержание элементы. Их производство довольно сложное, а значит дорогое. Но главное в таком реакторе — он внутренне безопасен. В нем "разгон" невозможен… — То, что произошло в Чернобыле? Есть такие понятия — "пустотный коэффициент", "температурный коэффициент"… Вот если в таком реакторе что-то повышается, то он гасится.

То есть, повторяю, он безопасен. И нет переработки отработанных твэлов. Их не нужно рубить, растворять, захоранивать. Он работал пять лет. Однако президент Никсон полностью закрыл программу по "быстрым" реакторам, так как случилось несколько аварий. Хотя к жидкосолевому они отношения не имели, но самого понятия "быстрый" оказалось достаточно. Реактор был остановлен, но сама идея никуда не исчезла. По мнению крупных ученых настало время эту идею возродить и реализовывать уже на принципиально новом уровне.

Думаю, что это было лет в 6. Как книги попадали в ваш дом? Вы ходили в библиотеку? В городе было два завода и одна заводская библиотека, и в 12 лет отец меня в неё привёл. Я помогал там клеить формуляры, выдавал книги и вообще чувствовал себя большим. Там я много и увидел книг на будущее, и читал.

В каком городе было это?

под знаком кванта леонид пономарев читать

Это был небольшой город Дружковка Донецкой области 30 тыс. Как всякие места детства об этом городе у меня остались самые замечательные воспоминания.

Ну, и небо там особое. Чувствуете какую-то близость, может быть, к Николаю Гоголю? К Гоголю, потому что он тоже из Малороссии. А книги Гоголя вам нравятся? Как всякая классика, они вне критики. Нельзя сказать, что они мне близки особо, но это хорошо. Ваша семья выписывала какие-то научно-популярные журналы? Скажем так, моя семья не принадлежала к кругу интеллигенции, поэтому никаких таких журналов не выписывала. Но когда мне было лет 13, то родители потерпели большие расходы: Я помню это ощущение, когда я, прижимая к груди первый том, пахнущий краской, вышел из книжного магазина на пыльную и знойную базарную площадь.

А почему именно вам решили подарить книги Горького? Родители считали Горького самым лучшим писателем. Что думаете об этом герое? Были ли книги в вашем детстве, юности, которые, как вам кажется, сделали вас физиком, ученым? Да, у меня был учитель физики, совершенно замечательный человек. Учителей не хватало и мы учились у него долго: А еще он по вечерам в свободное от работы время преподавал желающим музыку, учил играть на скрипке, а в молодости занимался черной магией.

Время было суровое, по-своему интересное. Я помню, как в 8 классе отец народов железной рукой направил в наш небольшой городок двух выпускниц Ленинградского университета. Одна преподавала нам литературу, а другая — историю. Ева Семёновна Цуйтлин она преподавала историю сразу же организовала драматический кружок и еще кружок танцев. Я участвовал в обоих, и в моем репертуаре была и роль Чичикова, и роль Тимура, и даже Победоносикова. Кружков было много, и впечатления об этих кружках остались до сих пор.

Хорошо учили тогда, на самом деле хорошо. Почему вы выбрали именно физику? А это не очень понятно, потому что главный учитель у нас был по химии, он же завуч. Помню, как он поручил мне в 8-ом классе рассказать про электронное строение лантанидов. Даже сегодня про это не каждый студент расскажет. Посоветоваться было не с кем, и по справочнику я выбрал физико-химический факультет Менделеевского института. И я туда поступил, тогда это было можно — даже пареньку из рабочего посёлка.

Но на 4-ом курсе ушёл оттуда и поступил на второй курс физического факультета МГУ: По какой-то цепочке знакомых вышли на меня, предложили что-то написать. Эта затея вылилась в десяток статей, которые выходили раз месяц или раз в два месяца.

А потом, когда этот цикл завершился, главный редактор М.